Черный лебедь или под знаком случайности

Вы точно человек?

черный лебедь или под знаком случайности

Чёрный лебедь [Под знаком непредсказуемости] Талеб Нассим Николас. Содержание>. Глава Эстетика случайности. Глава Эстетика. Цитата номер из книги «Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости (сборник)» - «В Крайнестане не все лебеди Черные. Эта категория охватывает случайность, которой подчинены феномены, обычно. О роли случайности в ходе истории говорили и до начала х годов, однако именно в Так, чтобы произошедшее было названо «черным лебедем», необходимо Под знаком непредсказуемости», «О секретах устойчивости.

От мышления требовалась лишь помощь в достижении репродуктивного возраста.

черный лебедь или под знаком случайности

Таким образом, упрощение, обобщение, предубеждения и самообман — это не изъяны человеческого познания, а вспомогательные факторы, позволяющие человеку сосредоточиться на решении отдельной проблемы, не утонув в бесконечном потоке информации. Однако способность упрощать имеет свою цену.

черный лебедь или под знаком случайности

Возьмем, к примеру, истории и рассказы. Обманчивая природа повествований Истории и рассказы помогают людям помнить о прошлом и понимать. Как выглядит типичный биографический очерк, посвященный какому-нибудь бизнесмену? Рассказ начинается с настоящего момента времени, когда герой уже разбогател.

Затем автор переносит нас назад, к истокам жизненного пути героя. Перед героем вырастает одно препятствие за другим, а на его пути, возможно, стоит соперник-антагонист.

«Черный лебедь» Нассима Талеба: новый взгляд на случайность | Капитал страны

Но наш герой всегда принимает смелые, дальновидные решения, невзирая ни на какие предостережения скептиков. Добиваясь успеха за успехом, в конце концов он наживает капитал, рано отходит от дел, женится на фотомодели и становится отцом одаренных детишек, которые играют вслепую Шопена и поступают в престижные университеты.

Биографию героя обсуждают в бизнес-школах, а студенты MBA с благоговением взирают на него, когда он читает им лекцию, рекламируя свою последнюю книгу. Он супермен, он идеальный образец для подражания. Но давайте посмотрим на этот сюжет с иной точки зрения. Что если нашему герою… просто повезло в жизни? Его предполагаемые достоинства не имели ни малейшего отношения к его успехам.

Логика фрактальной случайности (с предупреждением)[ 77]

По сути дела, он вытянул счастливый лотерейный билет. Хотя окружающие, видя неожиданный успех этого человека, сочинили целую историю о его непревзойденных талантах, в действительности он просто-напросто оказался в нужное время в нужном месте. Даже сам герой-бизнесмен становится жертвой ошибочного умозаключения. Рассматривая свой успех, он делает далеко идущие выводы: Он мог бы сказать то же самое, просто купив выигрышный лотерейный билет: Мне долго не везло в лотерею, но в конце концов я добился своего!

Глава Эстетика случайности. Чёрный лебедь [Под знаком непредсказуемости]

Свойство сознания упрощать реальность часто подталкивает к ложным умозаключениям. Например, когда у человека возникает некая идея, он начинает искать факты, подтверждающие. Чтобы идея казалась непротиворечивой, люди стараются не замечать противоречащие ей факты или события, пытаясь найти и находя закономерности, которых на самом деле. Чтобы преодолеть свою предвзятость, многие прибегают к советам всевозможных экспертов, но зачастую мнение экспертов ничуть не ценнее, чем результат подбрасывания монеты или метания дротиков в график биржевых котировок специально обученным шимпанзе.

ЧТО ДЕЛАТЬ В УСЛОВИЯХ НЕОПРЕДЕЛЕННОСТИ НАССИМ ТАЛЕБ 'ЧЕРНЫЙ ЛЕБЕДЬ'

Тот день был печальным еще и потому, что Мандельброт уезжал — как раз тогда, когда я удостоился права звонить ему в самое неурочное время только ради того, чтобы, например, спросить: Мандельброт решил переехать в район Бостона — он не уходил на пенсию, а собирался работать в исследовательском центре, спонсируемом одной национальной лабораторией. Ему предстоял переезд в квартиру в Кембридже, и, покидая свой просторный дом под Нью-Йорком, он пригласил меня набрать у него книг.

Даже их названия звучали ностальгически. После того как я множество раз упоминал Мандельброта, я наконец-то представлю. Прежде всего — как первого человека с ученой степенью, с которым я когда-либо говорил о случайности, не чувствуя, что меня обманывают.

черный лебедь или под знаком случайности

Им никак не удавалось ухватить суть предмета или хотя бы высунуться из своей маленькой скорлупки, чтобы увидеть со стороны ее эмпирические изъяны. С Мандельбротом все было не так: Он — единственный учитель из плоти и крови, который у меня был; главные мои учителя — это книги в моей библиотеке. Я слишком мало уважал математиков, занимающихся неопределенностью и статистикой, чтобы считать кого-то из них своим учителем.

По моим представлениям, математики, натасканные на определенность, не должны совать нос в случайность. Мандельброт показал, что я не прав. У него необычайно чистый и правильный французский язык, совсем как у поколения моих родителей в Леванте или у аристократов Старого Света.

черный лебедь или под знаком случайности

Поэтому, когда мне случалось слышать его не лишенный акцента, но совершенно стандартный американский английский, я каждый раз удивлялся. Он высок, у него лишний вес, отчего его лицо кажется младенческим хотя я никогда не видел, чтобы он много ели его присутствие физически ощутимо.

Вы точно человек?

Может показаться, что объединяющие нас с Мандельбротом предметы — это из ряда вон выходящая неопределенность, Черные лебеди и скучные иногда не слишком скучные статистические понятия. Вы обнаружите, что число книг, проданных в количестве более чем миллион экземпляров, не обязательно будет равно 8 — их может быть целых 20 или всего лишь 2.

черный лебедь или под знаком случайности

Как узнать, где точка перехода? Мои коллеги и я обработали примерно 20 миллионов финансовых данных. Набор данных у нас у всех был один, но мы так и не пришли к согласию в том, какова должна быть экспонента. Мы понимали, что данные подчинены действию фрактального степенного закона, но, как оказалось, точное число высчитать невозможно.

Однако знание того, что распределение масштабируемо и фрактально, давало нам право действовать и принимать решения.